Столичный врач раскрыл перспективы лечения коронавируса плазмой

Столичный врач раскрыл перспективы лечения коронавируса плазмой

«Если бы было ясно, что это неэффективно, мы бы не стали этим заниматься»

вчера в 17:40, просмотров: 1708

Московские врачи начали применять переливание плазмы переболевших коронавирусом. Пока о результатах говорить рано, но некоторые медики называют их обнадеживающими. Всего лечение плазмой получили более 100 пациентов в столице. Как организован этот процесс и каковы перспективы этого метода лечения, нам рассказал главный внештатный специалист трансфузиолог столицы, врач анестезиолог-реаниматолог выездной реанимационной гематологической бригады ГБУЗ «Городская клиническая больница № 52 ДЗМ», профессор Андрей Буланов.

Андрей Буланов. Фото: 52gkb.ru

– Это не новая технология, – говорит Буланов, – Она использовалась еще в Советском Союзе в ХХ веке. Кроме того, ее применяли при двух предыдущих эпидемиях коронавируса в Азии.

На начало марта был небольшой опыт у китайцев по применению плазмы в лечении COVID-19. Это и побудило нас, и еще ряд других стран, применять эту технологию. Сегодня мы идем параллельно с американцами, разница буквально в несколько дней.

Хочу подчеркнуть, что при коронавирусной инфекции нет ни одной стандартной схемы терапии, абсолютно все применяемые методики – экспериментальные. Какие-то из них более, а какие-то менее устоявшиеся. Точно такая же экспериментальная схема – и использование плазмы. 

Эпидемия довольно тяжелая, требуются эффективные методы лечения. Конечно, самым лучшим будет появление вакцины, но ее еще надо ждать, и сегодня мы пытаемся использовать все, что возможно. Плазма с антителами может помочь тем, у кого выздороветь пока не получается. Поэтому в рамках Департамента здравоохранения города был разработан пилотный проект по применению плазмы в терапии таких пациентов.

Сегодня он не единственный: аналогичные проекты проводят и Гематологический центр, и ФМБА. Задача нашего пилотного проекта – решить два вопроса: у каких доноров и когда оптимально брать плазму и каким пациентам, в каких дозах оптимально ее применять. Как делать плазму – вопросов нет, мы делаем это не один десяток лет, это обкатанная технология. Но если обычно в ней нас интересуют факторы свертывания, то здесь – другие белки, которые называются антитела.

– Сейчас некоторые эксперты высказывают опасения, что плазма с антителами не проходит карантинизацию, которая длится до 6 месяцев, чтобы исключить наличие в ней опасных вирусов. Может ли она быть потенциально опасной для реципиента?

– Для любого компонента крови есть потенциальный риск передачи гематрансмиссивных инфекций, которые переносятся с кровью. Коронавирус к ним не относится, это респираторная инфекция. Но при этом любой компонент крови может потенциально переносить ВИЧ, вирусные гепатиты.

Методов борьбы с ними несколько. Первое: тщательное обследование донора. Оно включает лабораторную диагностику и опрос. Каждый донор дает под подпись информацию о том, что он не болен. И несет за неверную информацию уголовную ответственность.

Есть также карантинизация плазмы – хранить ее возможно только свежезамороженной. Но тромбоциты нельзя карантинизировать и эритроциты нельзя. Когда времени на карантинизацию нет, есть еще один способ: патоген-редукция. Это обработка компонентов крови специальным веществом, а потом ее облучение ультрафиолетом, в процессе чего репликация вирусов блокируется. Метод немножко дороже, чем методика карантинизации, но более эффективен. И эту технологию мы сегодня используем, учитывая эпидемическую ситуацию. То есть, в любом случае сначала донор обследуется и опрашивается. И все правила безопасности мы всегда соблюдаем.

– Когда началось использование плазмы в Москве для ковид-пациентов?

– Регламентирующий приказ ДЗМ вышел 1 апреля, его появлению предшествовала серьезная подготовка. Мы изучали все, что есть в мире на эту тему, советовались с теми, кто занимался этой технологией еще в СССР. И довольно быстро после выхода приказа мы занялись практикой. Плазма перелита уже более 100 пациентам.

– Какое количество плазмы переливается одному пациенту – от одного донора или нескольких?

– Как правило, от одного. Здесь не требуется большого объема, важен хороший иммунный ответ. Донор подбирается по группе крови. Но, помимо стандартных показателей, мы учитываем один новый: определяем в плазме титры вирус- нейтрализующей активности. Он важен: есть граница, ниже которой мы плазму не используем.

– То есть далеко не все переболевшие могут стать донорами?

– Да, это так.

– Кстати, результаты мировых исследований показывают взаимосвязь количества антител с тяжестью симптомов болезни: чем тяжелее она проходит, тем выше титр антител. Вы это отмечаете?

– Да, наши предварительные данные говорят об этом. Но делать выводы еще рано. Пока мы набираем материал по особенностям доноров.

– Еще я читала, что титр антител выше с возрастом…

– Все пока на стадии исследования, которое у нас не завершено. Но могу сказать, что для донорства у нас установлены возрастные границы: человек должен быть не старше 55 лет .

– Как происходит набор доноров? Вы их ищете или они сами приходят?

– Поскольку ждать нам особо некогда, эпидемия в разгаре, мы используем все возможные средства. Обычно выписывающимся пациентам врачи предоставляют информацию, что они могли бы стать донорами. Донорами могут стать люди не пожилые, без хронических заболеваний. И если пациент может помочь соседу по палате, мы ему это предлагаем.

Но и добровольцев к нам немало приходит. В рамках пилотного проекта у нас задействовано четыре отделения – СПК им. Гаврилова, в Институте Склифосовского, Больница Кончаловского в Зеленограде и ГКБ №52.

– Тестирование на антитела донорам выполняется бесплатно?

– Оно осуществляется в рамках стандартного тестирования доноров. Во-первых, мы изучаем медицинскую документацию пациента из учреждения, где он проходил лечение. А все тесты выполняем сами. Исследование на антитела проводится цитотоксическими тестами при заборе плазмы. Но у нас есть добровольцы, которые прошли тестирование сами за деньги. 

– Кому вводится плазма — самым тяжёлым или это не зависит от состояния? 

– Конечно, это не легкие пациенты. Госпитализируют у нас пациентов средней и высокой степени тяжести. Но ни один пациент не проходит сегодня лечение каким- либо одним средством. В зависимости от того, как он отвечает на терапию, каждому подбирается индивидуальная схема. И в ряде случаев в комплексную терапию мы вводим и плазму.

– Как проходит процесс сдачи плазмы?

– Процедура плазмофереза предполагает забор 600-650 мл крови и занимает сорок минут. Потом с помощью специального аппарата со встроенной центрифугой плазма отделяется, а остальные элементы крови возвращаются донору.

– Есть ли противопоказания к процедуре для реципиента и каковы побочные эффекты?

– У любого медицинского средства есть противопоказания и побочные эффекты. Здесь нужно в первую очередь говорить об аллергии на белок плазмы, и если в анамнезе пациента есть реакции, процедура ему не проводится. Возможно еще одно осложнение – перегрузка легких жидкостью. Но реаниматологи оценивают такой риск по нескольку раз на дню. И это почти исключено.

– Какова предварительная эффективность метода?

– Понятно, что лечение плазмой эффективно. Материал на тему, кому, как, когда и сколько плазмы должно использоваться, в первую очередь должен быть представлен от профессионального сообщества и им обсужден. А пока мы не вправе распоряжаться этой информацией. Но если бы было понятно, что это неэффективно, мы бы не стали этим заниматься.

Если вы хотите стать донором плазмы, позвоните по телефону +7-495-870-45-16

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *