Биоаналог – это не дженерик! Почему пациентам не стоит паниковать?

Биоаналог – это не дженерик! Почему пациентам не стоит паниковать?

Последние недели в интернете, в социальных сетях не стихают обсуждения перевода пациентов с муковисцидозом с оригинальных препаратов на воспроизведенные

сегодня в 16:25, просмотров: 330

Родители детей, страдающих этим заболеванием, пикетируют региональные администрации, пишут петиции. Основная их тревога – замена импортных антибиотиков и ферментов на российские дженерики. Их также обеспокоил переход со швейцарского муколитика (дорназа альфа) на отечественный биоаналог . Почему воспроизведенные биологические препараты, в многолетнюю разработку и клинические исследования которых инвестируются сотни миллионов долларов, – это не то же самое, что воспроизведенные химические лекарства, или дженерики? «МК» решил разобраться в ситуации и выяснить, имеют ли под собой реальные основания опасения пациентов с орфанными заболеваниями, в частности, с муковисцидозом, связанные с переходом на отечественные биоаналоги.   Мы попросили на часто возникающие в данной сфере вопросы ответить Дмитрия Потеряева, к.б.н., заместителя генерального директора по науке МБЦ «Генериум», которая является одним из производителей российских биоаналогов для лечения орфанных заболеваний.

фото: pixabay.com

– Насколько сложно создавать биоаналоги? Есть ли отличия от разработки классических дженериков?

– Во-первых, биоаналоги, или биосимиляры – это не есть дженерики. Дженерики синтезируются химически, их разработка и производство не столь затратны, биопрепараты же – это, как правило, крупные белковые молекулы, создавать которые крайне сложно. Их разработчику нужно найти соответствующие параметры модификаций оригинальной белковой молекулы и поддерживать их на одном уровне от партии к партии. Это удается не многим: есть относительно простые молекулы, как например многие антитела, где все проще, но есть сложные, такие как воспроизведенные имиглюцераза или дорназа альфа.

– Как происходит работа над созданием таких препаратов?

– Этапы создания биопрепарата, в данном случае биосимиляра, сложно объяснить простым языком: весь процесс очень наукоемкий. Отмечу лишь, что, например, при создании биоаналога дорназы альфа, пришлось разработать и проанализировать несколько десятков тысяч моноклональных клеточных линий, чтобы найти тот единственный клон, который будет соответствовать по своим характеристикам оригиналу.  

– Проводятся ли  клинические исследования биопрепаратов, и каким образом?

– Как только воссоздается оригинал, наступает этап доклинических исследований. Сперва – «in vitro», например, на клеточных культурах или биологических образцах пациентов. Потом – «in vivo», на животных (как правило, на нескольких видах) проводятся испытания токсичности, переносимости и эффективности. По всем испытуемым параметрам разрабатываемый биосимиляр не должен ни на толику отличаться от оригинала. Потом наступает черед клинических испытаний. На первом этапе исследуется только безопасность препарата, а именно как он распределяется и выводится из организма. Далее, если первая фаза прошла удовлетворительно, наступает черед исследований эффективности, где пациенты делятся на две когорты. Одна получает оригинальный препарат, другая – биосимиляр. В этом исследовании биосимиляр должен достичь тех же конечных точек, то есть показателей эффективности, что и оригинал.

Важно понимать, что входящий в клинические исследования препарат уже готов к полномасштабному производству и не отличается по качеству от того, что будет зарегистрирован. Это не какая-то субстанция, привезенная откуда-то или сделанная «на коленке» в каком-то институте. Отчеты о всех исследованиях рассматривает регуляторный орган, в нашей стране – Минздрав РФ, который принимает решение о присвоении статуса биоаналогичного препарата, имеющего тот же МНН, на основании совокупности всех данных доклинических и клинических исследований. Не может быть такой ситуации, когда препарат оказался одинаково эффективен в клинических исследованиях, но показал отличия в профиле качества молекулы и был зарегистрирован.

Отмечу, что испытывать препараты для лечения редких заболеваний, к которым относится муковисцидоз, гораздо сложнее, чем для распространенных болезней. Орфанных пациентов относительно немного, и их добровольный набор идет сравнительно медленно. И здесь разработчикберет на себя огромную моральную ответственность, ведь без уверенности в препарате нельзя убеждать пациентов использовать его и участвовать в исследованиях

– Почему некоторые воспроизведенные препараты работают хуже оригинала?

– Биоаналоги, прошедшие все необходимые испытания и производящиеся с неизменным качеством, по определению, так же эффективны, как и оригинал. Все реальные проблемы с воспроизведенными препаратами возникают только тогда, когда производитель недостаточно контролирует качество, на уровне сырья, синтеза, очистки, формуляции, упаковки и пр., вплоть до дистрибуции. Но это относится и к оригинальным препаратам тоже.

– Почему сегодня во всем мире растет спрос на воспроизведенные препараты?

– Биоаналоги и дженерики нужны прежде всего для повышения доступности лекарств населению. Даже в случае 100% обеспеченности каким-то лекарством определенной популяции пациентов, нельзя забывать, каким бременем для здравоохранения являются дорогие оригинальные препараты. Препараты же для лечения редких заболеваний еще дороже. Снижение нагрузки по одному показанию позволяет высвободить средства для тех заболеваний, которые недофинансированы.

– Если вернуться к препаратам для лечения муковисцидоза, чего удалось достичь в этой области?

Появление в свое время дорназы альфа наряду с пищеварительными ферментами и антибиотиками, стало революцией в лечении этого редкого заболевания, существенно улучшив качество и увеличив продолжительность жизни пациентов.  Это один из базовых препаратов для пожизненной терапии пациентов с муковисцидозом

В настоящее время компания «Генериум» разработала и провела успешные сравнительные клинические испытания биоаналога дорназы альфа. . В итоге был создан препарат с полной схожестью по всем критическим параметрам качества с оригинальным препаратом. Это, во-первых, подтверждается детальной физико-химической характеристикой молекулы, результатами доклинических исследований эффективности и безопасности, и, наконец, клиническими исследованиями, где биоаналог дорназы альфа сравнивался по всем характеристикам с оригинальным препаратом. Отмечу, что «Генериум», – это компания- имеющая более 10 лет опыта работы в сфере разработки и производства лекарств для редких болезней, репутация которой не позволит вводить в обращение препараты, в эффективности и безопасности которых имелись бы сомнения.

– Планируется ли продолжение разработки для того, чтобы найти новые решения для пациентов с муковисцидозом?

– Конечно, ведь наука не стоит на месте. Появляются препараты с еще большим терапевтическим потенциалом, например, действующие на генетическом уровне. Генная терапия муковисцидоза, хоть и находится на очень ранней стадии исследований, является чрезвычайно перспективной. Внимательно отслеживаются перспективные научные направления в области лечения муковисцидоза в целях продолжения разработки новых решений.

О том, насколько распространено применение биоаналогов в мире, редакция «МК» решила получить комментарий у Вадима Тарасова, к.ф.н., директора Института трансляционной медицины и биотехнологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова:

– Первый биоаналог в Европе появился в 2006 году. Данные, полученные более чем за 10 лет клинического опыта, показывают, что такие препараты, могут использоваться так же безопасно и эффективно по всем их утвержденным показаниям, как и другие биологические лекарства. Сегодня использование биоаналогов широко распространено в таких странах как США, Канада, Япония, Германия, Великобритания, Италия и др., в которых они успешно используются для лечения таких заболеваний как сахарный диабет, анкилозирующий спондилит, рассеянный склероз, аутоиммунные артриты и др. И эта практика абсолютно приемлема для России.

Использование биоаналогов имеет преимущества как для государства, так и для работников здравоохранения и пациентов, это позволяет снизить стоимость и повысить доступность препаратов для большего количества пациентов, высвободить ресурсы на развитие здравоохранения и финансирование разработки лекарственных препаратов следующего поколения. Так, например, по оценке Института информационных технологий в области здравоохранения, применение биоаналогов в течении 5 лет может помочь сэкономить США и пяти европейским странам (Германии, Франции, Италии, Великобритании и Испании) 98 млрд евро ($110 млрд).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *